Регистрация / Вход

"Никогда не боялся говорить и писать то, что действительно думал..."

29.10.2019 "Никогда не боялся говорить и писать то, что действительно думал..." Евгений Примаков был настоящим учителем для многих своих коллег и друзей. Те, кто работал под его началом, неизменно отмечали мудрость, гибкий ум, силу духа и неповторимую харизму этого человека. Накануне 90-летия со дня рождения выдающегося государственного деятеля современности ПРБ публикует отрывки из книги «Неизвестный Примаков. Воспоминания», вышедшей в 2016 году. Здесь Евгений Максимович – глазами тех, кто знал его лично.


Евгений Максимович был и остается для меня непререкаемым авторитетом во всем, олицетворением государственника с большой буквы. Примаков всегда отличался умеренным консерватизмом. Он был настоящим прагматиком, реалистом, человеком, взвешенным в принятии решений и в то же время настойчивым в их осуществлении, а иногда и достаточно жестким. Когда было необходимо, он мог действовать молниеносно. Ему были присущи глубокие всесторонние знания, богатейший опыт, сила характера. За внешним спокойствием, лояльностью к мнению других, даже некоторой внешней флегматичностью таилась стальная воля, и он проявлял ее в необходимых случаях. Это и есть стиль Примакова, государственного деятеля. 

В сентябре 1998 года Евгению Максимовичу пришлось – я не оговорилась, именно пришлось – занять пост председателя правительства. Страна, как вы помните, находилась в глубоком экономическом и политическом кризисе. В политической повестке дня реально стоял вопрос о роспуске нижней палаты парламента, что в тех условиях грозило просто непредсказуемыми последствиями. Президент увидел выход в назначении Примакова. Евгений Максимович сначала отказался от предложенной ему высокой чести, но окружение Ельцина - а там были люди, мнение которых являлось для Примакова значимым, - сумело убедить или уговорить его (как угодно) принять это предложение. Показательным было голосование в Думе: за Примакова было подано 317 голосов – больше, чем требуется для принятия изменений в Конституцию. Приняв пепелище вместо экономики, новое правительство активно включилось в работу по возрождению страны. Оно заявило о новом курсе реформ, направленном прежде всего на повышение роли государства в экономике, усиление социальной защиты населения.

Меня Евгений Максимович убедил занять пост вице-премьера по социальным вопросам. В тех условиях это, конечно, была, как говорили тогда, «расстрельная» должность. Я была бы неискренней, если бы сказала, что приступила к работе, что называется, без страха и со мнений. Было и то и другое, но мне помогало то, что я видела со стороны работу Евгения Максимовича, видела его доверие к себе, получала постоянную помощь и поддержку от него.
Я помню, Евгений Максимович пригласил меня и сказал, что с первого декабря мы должны начинать регулярно платить пенсии, которые не платились уже полгода, и вернуть задолженность нашим уважаемым пенсионерам. А долги были немалые, сравнимые с львиной долей бюджета. Я до сих пор помню эти цифры: 32 миллиарда (это тех денег) долгов пенсионерам, 34 миллиарда – задолженность бюджетникам, почти 30 миллиардов – задолженность военнослужащим. Но казна, как вы знаете, была пустая, даже ежемесячные выплаты пенсионерам составляли львиную долю очень маленького тогда бюджета. 

Мы искали и находили решения, иногда нетривиальные, что называется, на грани фола. Задача была поставлена, но выполнить ее было невозможно, потому что надо было 15 миллиардов, а Пенсионный фонд в то время собирал всего лишь 11 миллиардов, и нужно было найти почти четыре миллиарда дополнительно. И мы нашли вариант - на три месяца отложить перечисление денег «Газпрома» трем регионам, то есть одолжить их на три месяца, чтобы справиться с ситуацией. После непростых раздумий, возражений он все-таки согласился, но сказал: «При условии, что ты будешь носить, если потребуется, мне сухари, потому что это решение не совсем законное». Правда, я до сих пор не знаю, всегда ли это был юмор…

Тогда в центре внимания у нас находились вопросы, связанные с административным регулированием валютного рынка, с формированием бюджета развития, с последовательной борьбой против коррупции. Россия была в долгах, как в шелках. Уже в первой половине 1999 года антикризисная деятельность правительства дала реальные позитивные результаты. За восемь месяцев правительству удалось отодвинуть страну от края пропасти. И это, поверьте, не фигура речи. Недаром деятельность Примакова на этом посту вошла в учебники по экономике как пример успешной антикризисной работы. Вместе с тем, как это нередко бывает в политике, успешная работа вызывает не только одобрение, но и недоброжелательство, опасения, элементарную зависть. Мне нравится одна поговорка: «Сострадание можно получить даром, а вот зависть, говорят, надо заслужить». И он ее заслужил. Я не исключаю, что в том числе и это явилось немаловажным субъективным фактором, побудившим президента Ельцина отправить правительство Примакова в отставку. Тогда, судя по опросам, 81% российских граждан негативно отнеслись к такому решению, и это уже исторический факт. Покидая пост, Примаков мог бы в духе древних римлян с полным основанием сказать: «Мы сделали все, что могли. Пусть, кто может, сделает больше». Но природная сдержанность и интеллигентность Евгения Максимовича сказались и тут: Примаков ушел спокойно, с достоинством, не хлопая дверью председательского кабинета. 

В последние годы, уже не занимая формальных постов в государстве, Евгений Максимович продолжал свое служение Отечеству. В январе 2015 года, уже перед своим уходом, Евгений Максимович предложил нам свое видение выхода из нынешнего экономического кризиса. Первым в списке необходимых изменений он назвал отказ правительства от позиции простого созерцания того, что происходит, от медлительности в принятии первоочередных решении. 

Могу подтвердить, что в правительстве Примакова от формирования идеи до ее закрепления в нормативных актах и реального воплощения на деле проходили, как правило, считаные дни. Сегодня же зачастую мы сталкиваемся с тем, что остро востребованные решения долгое время согласовываются в различных бюрократических кабинетах.
Евгений Максимович никогда не боялся говорить и писать то, что действительно думал, он всегда был честен перед собой. Многогранный жизненный и профессиональный опыт позволял давать ему очень точные оценки и делать верные прогнозы развития ситуации. 

Целиком и полностью выступая за реформирование нашей страны, ее экономической и политической системы, он в то же время постоянно подчеркивал необходимость самого тщательного учета реалий – и исторических, и современных. Евгений Максимович считал, что механическое копирование зарубежного опыта, попыток волевого насаждения западных институтов ничего, кроме вреда, нашей стране не принесет. Путь России — это путь поиска самостоятельных решений, в основе которых - творческое осмысление как собственного, отечественного, так и зарубежного опыта, сохранение исторической и национальной идентичности России.

Для меня всегда было очень важно знать мнение Евгения Максимовича по тем или иным направлениям развития страны и, естественно, работы Совета Федерации. Поэтому он не только был частым гостем нашей палаты, но и входил в состав важнейших консультативных органов, и я имела привилегию очень часто встречаться с ним лично.
В заключение я хотела бы привести слова Евгения Максимовича Примакова: «Люди говорят: уходит время. Время говорит: уходят люди. Давайте же успевать ценить и то, и другое». 

Возврат к списку